• Язык: Укр | рус
RSS  |  Вход: Вход в Молодой Буковинец Вход через ВКонтакте
Главная Частные объявления Туры с Черновцов Бизнесс каталог Блоги Досье Досьє - відомі люди Чернівців Афиша Фото Видео
  » Украина | » Мир | » Новости Черновцов | » Политика | » Экономика, бизнес | » Культура, шоу-бизнес | » Спорт | » ЧП, Криминал | » Жизнь

«На  Донбасі місцеві воюють за гроші»


На войне, как на войне - на уровне с мужчинами ей приходится воевать. Но в минуты отдыха собратья обед для нее готовят и кофе угощают.

Девушка с позывным Марго уже восемь месяцев служит в добровольческом формировании правого сектора. Она никогда не думала, что военное образование ей понадобится в прямом смысле. На передовой 26-летняя мама семилетней дочери - старшина штурмовой роты 5 отдельного батальона Правого сектора. В ее подчинении 76 мужчин.

Разговариваем с Марго по телефону. В это время она как раз имела несколько минут отдыха и находилась на базе правого сектора в Донецкой области.

" Получали оружие в боях, в разведке "

- Почему решили пойти воевать в АТО?
- Мне было труднее, когда дома я смотрела по телевизору на все происходящее в стране. Значительно труднее сидеть и ничего не делать. Я так не смогла. Поэтому отправилась на восток. В Правый сектор я попала случайно - в добровольческих формированиях служил мой знакомый. Сначала приезжала как волонтер. Потом решила остаться. Нелегко здесь .. Но я совсем не жалею. Когда вижу настроение ребят, которые готовы на все, их патриотически приподнятый дух - страх и сомнения исчезают. Здесь собралась большая по-настоящему дружеская крепкая семья.

- Почему в добровольческие отряды? Ведь этим формированием государство фактически не помогает ...
- Да, конечно, наше военное обеспечение оставляет желать лучшего. От государства за многие месяцы войны мы ничего не получили. Это правда. Но несмотря на это я считаю, что сейчас военнослужащим гораздо труднее, чем добровольцам. Ибо те, кто подчинен Вооруженными силам, получили приказ не стрелять. Конкретный пример - Донецкий аэропорт. Когда там начали появляться " 200 ", Бойцы все равно не имели права стрелять. А мы своих командиров - и когда нужно, мы ведем бой, мы не молчим в ответ. Мы не можем сидеть и ждать, пока кто-то сверху даст приказ стрелять. Мы хотим, чтобы быстрее все закончилось, чтобы наступил мир и здесь, в Луганской и Донецкой областях, и во всех других регионах люди жили мирно.

- С чем вы воюете? Знаем, что волонтеры вам помогают. Но оружие они вам не могут купить.
- Сейчас у нас есть оружие. Есть чем отстреливаться. Есть разная. И стрелковая, и тяжелая артиллерия. Иногда не хватает боекомплектов. Но оружие у нас есть. Нам ее приносят собратья из разных батальонов. Но первый выход ребят из правого сектора был реально с голыми руками. Они добывали оружие в боях, в разведке. Позже нам стали снабжать ею. Даже был случай, что ребята, которые ушли в отпуск, не поехали домой, а пришли к нам воевать. Через неделю, когда они вернулись в свои подразделения, нам предложили БК ( Боевые комплекты, - авт. ). У них они были, но приказа стрелять в них не было. И отдельное слово о волонтерах. Мы им больше обязаны. Если бы не они, нас бы не было.

- Приходилось стрелять, убивать?
- Когда я попала сюда, я умела стрелять только из пистолета. Сейчас уже пришлось научиться стрелять из всего оружия. Стреляла из " Мухи ", РПГ, автомат могу сложить и разложить с закрытыми глазами. Или убивала? Не знаю. После обстрела приходит информация, сколько там, на той стороне, убитых и раненых. А чьи они - неизвестно.

" Попадала под обстрел, и снайпер вел меня "

- Нетрудно на войне женщине управлять мужчинами?
- Я не принимаю единолично решения. У меня есть боевые командиры, наставники. Я во всем советуюсь с ними. И в важных вопросах стратегии, ведение боя, других военных операций принимают решение мужчины. В конце концов, это не так трудно, как кажется. Главное не допустить паники. Недавно был случай, когда нас десять ехали на боевое задание, нас обстреляли из " Утес " ( Как пояснила Марго, это пушка, - авт .). Это было страшно, но у меня не возникло желания паниковать, бежать или плакать. Это было неожиданно, но мы действовали слаженно. Когда все выпрыгнули из машины, залегли и прежде сделали перекличку - нужно было знать, что все живы. Пока я связывалась с нашим подолянин ( Позывной боевого командира, - авт. ), Меня ребята накрывали собой. Между тем наши со своих позиций открыли встречный огонь, и мы ползком потихоньку выбрались к своим позициям.

- Ли у вас потери среди бойцов?
- Была на Песках, когда продолжались активные бои, участвовала в боевых действиях. Попадала под обстрел, и снайпер вел меня, наших медиков обстреливали. Сложно было. Но я очень не хотела бы сидеть и ждать, пока какая-то пуля тебя догонит. Нашим военнослужащим не позавидуешь. Именно потому, что мы видстрилюемося, что мы можем ответить, потому, что мы планово и взвешенно действуем в трудных ситуациях, мы - живые. Среди наших " 200 " Раз был где-то в начале зимы - еще в декабре.

- Почему так много потерь мы понесли, когда оставляли Донецкий аэропорт?
- В аэропорту постоянно стоял Правый сектор, мы прикрывали военных, которые не имели права стрелять. Затем военные начали указывать нам что делать, что не делать - и мы пошли. Военные держались долго, но в итоге пришлось покинуть аэропорт. Результат действительно ужасный - многие погибли, много пленных, пропавших без вести. Тогда многие наши раненых, обожженных, истощенных просто пришли к нам. Нам сообщили, что это наши, и мы их ждали. Было очевидно, что в аэропорту критическая ситуация и можно было вовремя вывести наших людей.

- Как вы думаете, возможно вырыть глубокие обрывы, установить высокие стены - пусть себе живут там в ДНР и ЛНР " Независимыми "?
- К сожалению, никакие стены их не остановят. Они и дальше будут лезть, расширять свои границы, если мы отсюда пойдем - они будут везде: в Черкассах, в Одессе, в Черновцах. Трудно говорить об этой ситуации. Якобы есть перемирие. Но как это так, если по нам бьют с Града, минометов, Буратин, а мы должны терпеть, умирать, потому что у нас перемирие ?!

" Среди боевиков немало местных, которые воюют за деньги "

- У вас есть пленные? Что это за люди?
- Да, всегда есть. Меняем их. Как-то сепаратиста - толстого мужчину из Запорожья, который работал на ДНР (чем он был ценен для них) мы обменяли на нескольких наших раненых и убитых. Среди боевиков немало местных. Недавно задержали двух пожилых мужчин - также местные. В них обнаружили радиостанции. Они признались, что передавали координаты наших позиций. Половина жителей села Песках воюют против нас. По большому счету боевики знают, где мы находимся.
В основном местные воюют за деньги. Так, вышел на смену, отстрелялся, получил свою плату и пошел домой спать ... до следующей смены. Они ходят туда, как на работу. Интересно так получается, мы слушаем по радио ЛНР, ДНР о том, что мы стреляем по Донецку, что мы разбомбили детский сад, что мы здесь все пьяницы, издеваемся над пленными. А на самом деле наши пленные живут лучше, чем мы. Они умытые, одетые в чистое сухое платье, накормлены.

- Как закончить эту войну?
- Только Россия прекратит поставлять боевиков " Гуманитарной " Оружием. С каждой следующей партией начинается интенсивный обстрел. Новогодние праздники мы более-менее спокойно прожили. Восьмого января слышим информацию об очередном гумконвой - а девятого утром начинается шквал - мины, грады, буратины прилетали - били беспрестанно. Как только РФ прекратит поставлять свою ложно-волонтерскую помощь, так мы сможем их дожать.

- Ли на войне место любви?
- Да, меня здесь нашло любовь, я здесь встретила свою половинку. Надеюсь, у нас все будет хорошо. Мы с собратьями настолько сдружились и сроднились, что стали одной семьей. Мне даже есть не приходится готовить, мужчины утром мне чай-кофе, обед готовят. Они все для меня как родные старшие братья, они меня жалеют и оберегают.
Лина НАГИРНЯК
27-02-2015, 11:59

Популярное Комментируют
Новости партнеров
Погода, Новости, загрузка...